Наследник екатерины великой 2020 год

Страницы истории

Нелюбимый наследник

Сын Екатерины II Павел Петрович родился в 1754 году, и сразу же тогдашняя императрица Елизавета Петровна взяла новорожденного к себе, чтобы воспитать из него наследника. Екатерина увидела сына только через несколько недель после его рождения. Мальчик не знал родительской ласки, и с годами отношения с родителями, особенно с матерью, не стали лучше. Холодность, отчужденность и недоверие разделяли мать и сына. Мальчик рос без детского окружения, болезненным, излишне впечатлительным. Его воспитатель Н. И. Панин дал Павлу хорошее образование, но при этом настроил его против матери и ее политики.

И. Г. Пульман. Портрет великого князя Павла Петровича

Павел воспитывался как будущий «добрый король», как «рыцарь» со средневековыми понятиями о чести, благородстве в отношении к женщине и другу. Одновременно это развивало в мальчике высокопарность, интерес к театральности, к внешним, мелочным проявлениям формы, а не содержания. С годами это поселило в душе Павла неразрешимые противоречия между реальным и воображаемым миром. Это выражалось в приступах безудержного гнева, истериках Павла и одновременно в скрытности, интересе к мистицизму. Позже, когда Екатерина стала императрицей, она уже сама стремилась реже видеться с сыном. Дело было в том, что накануне смерти императрицы Елизаветы Петровны часть знати во главе с воспитателем Павла графом Никитой Паниным видели в юноше непосредственного наследника самой Елизаветы.

При таком подходе к престолонаследию родители мальчика Петр Федорович и Екатерина Алексеевна от власти устранялись. И хотя вопреки этим планам Петр III вступил на престол, а потом у власти оказалась Екатерина II, подобные планы и намерения остро задевали новую императрицу. Она видела в своем сыне политического соперника и старалась держать его подальше от государственных дел. Это, естественно, мало способствовало сближению Павла с матерью. Не без основания он опасался, что после смерти матери престол перейдет не к нему, а к его сыну Александру. Слухи о подобных намерениях императрицы были очень упорными, и они, естественно, доходили до Павла.

Готовя в середине 1780-х годов знаменитый проект «Наказа Сенату», Екатерина II особенно тщательно прорабатывала важную для нее в тот момент тему – возможность лишения права на престол утвержденного ранее наследника. Трудясь над этим проектом, Екатерина II знакомилась с основополагающими петровскими актами на эту тему. Императрица определила несколько причин, которые позволили бы отказать наследнику: попытка наследника свергнуть царствующего монарха, участие его в бунте против государя, отсутствие у наследника необходимых для правления человеческих качеств и способностей, принадлежность к другой, кроме православной, вере, владение престолом другого государства и, наконец, акт царствующего монарха по отрешению наследника от престола. Принципиально важным было положение о создании – в случае несовершеннолетия наследника – системы регентства, причем регент назначается из членов императорской фамилии высшими правительственными учреждениями – Советом и Сенатом, которые должны гарантировать соблюдение закона о престолонаследии. Вся эта тщательная работа над положением об отрешении наследника была непосредственно связана с современной проекту «Наказ Сенату» династической ситуацией, сложным положением в императорской семье. Отношения Екатерины II с сыном – наследником престола Павлом – были неровными, но в 1780-е годы эти отношения стали откровенно плохими и оставались такими до самой смерти Екатерины II. Общество было полно слухами о намерении Екатерины, воспользовавшись законом 1722 года, лишить престолонаследия сына и передать эти права внуку Александру Павловичу, в котором она души не чаяла. Так в свое время поступил Петр Великий с царевичем Алексеем.

Философия власти цесаревича Павла была сложна и противоречива. Он пытался совместить власть самодержавия и человеческие свободы, «власть закона», исходя из представлений о традициях, желаемых идеалах и даже географического фактора. Но шли годы, проекты государственного переустройства, которые он составлял в тиши кабинета, покрывались пылью, забывались. За окном медленно шла безнадежная для наследника жизнь – могущество матери было огромно, победы ее армий ошеломительны. О нем мало кто вспоминал.

Вид на Гатчинский дворец и парк

После смерти Г. Г. Орлова Екатерина подарила Павлу поместье Гатчино (позже – Гатчина), где он и обосновался с молодой женой Марией Федоровной. Она была немецкой принцессой Вюртембергской Доротеей Софией Августой Луизой и повенчана (после принятия ею православия) с Павлом в 1776 году. Гатчина (а потом и Павловск) стала подлинным отчим домом для большой семьи наследника. Вдали от «большого двора», который вызывал страх и ненависть Павла, наследник создал в Гатчине свой особый мир. Это был мир военной дисциплины, здесь витал дух военного лагеря с отчетливо пропрусскими порядками. Ведь для Павла, как некогда и для его отца Петра III, идеалом государя был прусский король Фридрих II. Здесь, за шлагбаумами, постами Павел чувствовал себя в безопасности. Его окружали пусть и не очень умные и образованные, но верные люди, здесь его воле не ставились пределы. Все это влияло на характер Павла, привыкшего к повиновению, нетерпимого ко всякого рода «вольнодумию». Начавшаяся на его глазах Французская революция усугубила консерватизм и нетерпимость Павла, отошедшего от мечтаний юности и душеспасительных бесед с Паниным. В Гатчине он стал таким, каким мы его знаем позже, – нервным, болезненно-самолюбивым, капризным, подозрительным.

Параллель с царевичем Алексеем не надуманна. Примечательны заметки Екатерины исторического характера о его деле, в которых императрица размышляет о праве родителя-государя: «Признаться должно, что несчастлив тот родитель, который себя видит принужденным, для спасения общего дела, отрешиться своего отродья. Тут совокупляется (или совокуплена есть) власть самодержавная и родительская. Итак, я почитаю, что премудрый государь Петр I, несомненно, величайшие имел причины отрешить своего неблагодарного, непослушного и неспособного сына».

И далее следует столь живая и яркая характеристика царевича Алексея, умершего за 10 лет до рождения самой Екатерины, что сквозь нарисованные императрицей негативные черты наследника Петра Великого отчетливо проступает облик другого, более знакомого ей человека – цесаревича Павла:

«Сей наполнен был противу него ненавистью, злобою, ехидною завистью, изыскивал в отцовских делах и поступках в корзине добра пылинки худого, слушал ласкателей, отделял от ушей своих истину и ничем на него не можно было так угодить, как понося и говоря худо о преславном его родителе. Он уже сам был лентяй, малодушен, двояк, нетверд, суров, робок, пьян, горяч, упрям, ханжа, невежда, весьма посредственного ума и слабого здоровья».

Смерть пришла к Екатерине II неожиданно, и она не успела, как, возможно, думала раньше, воспользоваться правом назначить своего преемника 6 ноября 1796 года Павел I беспрепятственно вступил на русский престол.

Читать еще:  Суд здоровые наследники самара 2020 год

Online812

В Санкт-Петербурге
сентябрь, 23, 2019 год
6 °C

Читают все

Н овости партнёров

L entainform

Чем занимаются потомки Екатерины II, живущие в эмиграции

24/08/2012

На прошлой неделе в Петербурге на съезд собрались потомки незаконнорожденного сына Екатерины II графа Алексея Бобринского. Впервые после революции 1917 года Бобринские встретились вместе в таком количестве – 21 человек. Встреча прошла во дворце Бобринских (Галерная, 58, где сейчас располагается факультет свободных искусств и наук СПбГУ).

В этом году роду Бобринских исполнилось 250 лет. К этому юбилею только-только успели закончить реставрацию центрального корпуса дворца, который выходит в сад. «В этом саду Алексей Алексеевич Бобринский, сын родоначальника, испытывал железную дорогу: здесь был рельсовый путь, где вместо поездов ездили груженые телеги», – рассказывает директор программы «Искусства и гуманитарные науки» факультета Валерий Монахов. В саду и сейчас идет реставрация: все перекопано.

Род Бобринских возник в XVIII веке несколько неожиданно – как результат романа императрицы Екатерины II и графа Григория Орлова. 22 апреля 1762 года у императрицы родился мальчик, впоследствии Алексей, которого из дворца тут же отправили на воспитание к гардеробмейстеру Василию Шкурину. «По легенде, чтобы отвлечь от родов законного мужа Екатерины, Петра III, на окраине Петербурга инициировали пожар. Ведь это была страсть императора – смотреть на пожары», – рассказывает живущий во Франции Николай Бобринский.

Почему незаконный младенец был назван Бобринским, до сих пор спорят. «Говорят, его вынесли из дворца на бобровых шкурах», – говорит Алексей Николаевич, представитель Бобринских из Москвы. Есть другая версия – мальчик воспитывался в имении Бобрики, и это название легло в основу фамилии. В 1796 году Алексей Григорьевич Бобринский был возведен в графское достоинство Павлом I, а спустя два года в его владениях оказался дворец в Петербурге на Галерной улице.

Нынешние Бобринские представляют три ветки от трех сыновей Алексея Григорьевича. Так, Николай Бобринский, – потомок в 7-м колене Алексея Алексеевича, который был одним из основателей российских железных дорог (он и строил дорогу в саду. – А. Д.), а еще построил первый сахарный завод, за что был удостоен золотой медали «За сахар-рафинад».

Николай живет во Франции, а работает в Германии, в Европейском космическом агентстве. «Я по профессии инженер, закончил высшую школу по космическим и аэронавтическим наукам. Леша, мой брат, коммерсант, сестра Ольга – историк. Отец – православный священник, закончил Богословский институт, ему 87 лет, он очень хотел приехать, но не смог».

После революции 1917 года род Бобринских постепенно исчезал из России: спасаясь от советской власти, многие эмигрировали, и лишь малая часть осталась. Потомки рода Бобринских живут по всему миру – во Франции, Германии, Великобритании, Италии, США. В Петербурге после революции Бобринских не осталось вовсе, в России их можно найти в Москве. Но в большинстве своем Бобринские – это граждане иностранных государств. «Моей маме было 12 лет, когда случилась революция, – рассказывает Николай Уиттер (по матери Бобринский). – На тот момент все жили в Богородицке, потом приходилось постоянно переезжать. В конце концов моя мать стала жить в Москве. Потом моя тетя нашла себе богатого американца, вышла замуж и уехала. А моя мать нашла себе англичанина и тоже уехала. Старшая сестра моя родилась еще в Москве, средняя – в Париже, а я – в Лондоне».

Сегодняшние Бобринские не очень похожи на графов – скорее, на интуристов. «Я Бобринский по матери, – говорит Николай Уиттер, – мой папа англичанин, поэтому фамилия у меня другая». Он из тех немногих Бобринских, что говорят по-русски: «Когда мне было 18, я стыдился, что не говорил по-русски, и начал учить». Николай Борисович, живущий во Франции, говорит практически без акцента и учит русскому языку младшего 9-летнего сына Павла: «У нас все говорят по-русски, кроме моих старших детей. Но младшего мы уже учим. Я рассказываю сыну, что его предки жили в России, что строили поезда, что прапрабабушка была астрономом. Ему интересны такие конкретные факты».

Дожившее до ХХI века графское наследство семьи Бобринских весьма скудно –сохранились картины, фотографии, некоторые предметы интерьера (у Николая Уиттера есть старое зеркало, принадлежавшее прадедам). «Русская эмиграция после революции была очень бедная – какие-то реликвии удалось вывезти, но после 5 – 6 лет жизни за границей все ушло», – рассказывает Николай Борисович: «Зато у нас есть наперстки с родовым гербом – некоторые из них передавались по наследству, некоторые были сделаны недавно. Там выдавлен девиз Бобринских – «Богу слава, жизнь тебе». Я ношу это кольцо каждый день, когда мой сын вырастет – ему сделают такое же».

Энтони Мациевский живет в Лос-Анджелесе, работает программистом. Его бабушка Софья еще носила фамилию Бобринская. У Энтони свои представление о русских традициях: «На рождество у нас всегда русско-польская кухня, традиционные сладости».

Читать еще:  Кто разыскивает наследников по закону 2020 год

Быть верными семейным традициям за границей, рассказывает Николай Борисович, не так просто – там история рода Бобринских никому не интересна: «Французское и немецкое общество к этой нашей истории относится равнодушно. Если родился во Франции – ты француз, и никто не хочет знать об истории твоей семьи». Именно поэтому, видимо, Бобринские собираются все вместе именно в России .

Анастасия ДМИТРИЕВА, фотограф Роман ЯНДОЛИН

Почему Екатерина II оказалась неудачной свахой для сына и внуков?

Екатерина II стала подыскивать невесту сыну, когда Павлу было всего 14 лет. К этому важному делу императрица отнеслась со всей серьезностью. Ей хотелось и достойную невесту подыскать, и выбрать её из таких европейских принцесс, что были бы по статусу не выше её самой, когда она выходила замуж за наследника российского престола.

Выбирать невесту Екатерина Великая решила в небольших немецких княжествах, искренне считая, что именно там «производили сносных императриц». Этим деликатным делом она попросила заняться датского дипломата Ассебурга, специально принятого на русскую службу. Любопытно, что в указаниях дипломату Екатерина в первую очередь советовала обратить внимание на семейства «второстепенных немецких государей», исповедующих лютеранство.

Вопрос вероисповедания для супруги наследника престола был немаловажным. Если Петр I допускал, что жена его сына может быть лютеранкой, то Екатерина считала, что еще до свадьбы невеста обязана перейти в православие. Принцессы-католички, как правило, на это не соглашались, зато протестантки из небогатых немецких княжеств шли на это без особых сомнений, выбор между верой и выгодной партией был для них очевиден.

Ассебург отнесся к поручению императрицы обстоятельно, благо, денег на его поездки по Европе Екатерина не жалела. Объехав немецкие княжества, он предложил Екатерине рассмотреть три кандидатуры: Софию-Доротею Вюртембергскую, Луизу Саксен-Готскую и Вильгельмину Гессен-Дармштадтcкую.

В результате выбор пал на принцессу Дармштадтскую. Екатерина обоснованно посчитала, что родители принцессы не станут выдвигать лишних условий и охотно выдадут её замуж в Россию, так как графство переживало далеко не лучшие времена. Александр Рослин, «Портрет великой княгини Наталии Алексеевны»
Источник: artchive.ru

Чтобы создать видимость выбора, в Россию пригласили в гости ландграфиню Каролину с тремя дочерьми, включая предполагаемую невесту. Понимая, что на свои средства ландграфиня до России просто не сможет доехать, за ней послали корабль, приложив 80 тыс. гульденов «подъемных». Чем поразить небогатых немок, Екатерина прекрасно представляла, сама не так давно через это прошла.

Потрясенная роскошью и богатством российского двора, Каролина не только с радостью согласилась на замужество принцессы Вильгельмины, но и намекала, что не прочь и остальных дочерей пристроить. Подходящих женихов Екатерина не предложила, но наследством девиц обеспечила, выделив каждой помимо подарков по 50 тыс. рублей.

Если верить современникам тех событий, Вильгельмина произвела на Павла должное впечатление. Имеются утверждения, что наследник даже влюбился. Вскоре сыграли свадьбу, предварительно «превратив» лютеранку Вильгельмину в православную Наталью Алексеевну. К сожалению, судьбой ей был отведен короткий срок, Наталья умерла 15 апреля 1776 года при родах, младенцу жизнь тоже сохранить не смогли.

Екатерина посчитала, что долго печалиться наследнику не пристало, и вызвала в Россию Софию Вюртембергскую, входившую в список претенденток, составленный Ассебургом. Уже 7 октября 1776 года София стала супругой Павла и великой княгиней Марией Фёдоровной. Счастливой семейной жизни не получилось, хотя Мария родила Павлу десятерых детей, двое из которых впоследствии стали императорами.
Луиза Виже Лебрен, «Портрет императрицы Марии Федоровны», 1799 г.
Фото: Источник

Уже в начале семейной жизни «по наследству» от предыдущей супруги Павла Мария Фёдоровна получила соперницу — фрейлину Екатерину Нелидову, на долгие годы ставшую фавориткой наследника престола, а затем и императора. Только в 1798 году Павел «поменял» Нелидову на новую фаворитку — Анну Лопухину. При этом внешние приличия Павел старался соблюдать, появляясь с супругой на всех придворных церемониях и оказывая ей подобающие знаки внимания.

До смерти Екатерины II, в 1796 году, Мария Фёдоровна влиянием при дворе не пользовалась и даже на судьбу своих детей повлиять не могла. Сыновей Павла предпочитала воспитывать бабушка, вынашивавшая планы передать трон не сыну, а внуку Александру. Герхард Франц фон Кюгельген, «Павел I, Мария Фёдоровна и их дети»
Источник: artchive.ru

Когда внуки подросли, Екатерина стала подыскивать невест и им. Не мудрствуя лукаво, пошла по уже привычному пути — в мелкие немецкие княжества. Любопытно, что в это время через российских дипломатов зондировал возможность «пристроить» в Россию подрастающую принцессу неаполитанский двор. Думаю, что обидный ответ Екатерины дипломаты неаполитанцам озвучивать не стали: «Дети от этого двора дряблые, подвержены падучей болезни, безобразны и плохо воспитаны», — в общем, немкам не чета.

Для начала в Петербург привезли двух принцесс из Бадена. Собственно, Екатерина уже остановила свой выбор на Луизе, её младшую сестру пригласили просто для видимости выбора, который предстояло сделать великому князю Александру. Выбор он сделал правильный — такой, как уже решила бабушка. Вскоре Луиза, получившая при переходе в православие имя Елизавета Алексеевна, стала супругой великого князя (будущего правителя Российской Империи Александра I).
Л. Ж. Монье, «Парадный портрет императрицы Елизаветы Алексеевны», 1805 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Казалось, молодые были счастливы, но увлечение первых дней быстро прошло, и супруги стали стремительно отдаляться друг от друга. Фактически они стали жить порознь. Александр сквозь пальцы смотрел на увлечения супруги, так как и сам не чурался связей на стороне. У Елизаветы родились две дочери, умершие в младенчестве, но был ли их отцом Александр, неизвестно.

Читать еще:  1142 гк рф наследники первой очереди 2020 год

С возрастом «нагулявшись», уже давно ставший императором Александр стал уделять супруге все больше внимания и заботы. По официальной версии, именно ради лечения супруги, которой был вреден северный климат, он и отправился осенью 1825 года на юг в Таганрог. Но южный климат не спас императорскую семью. Александр вскоре простудился, запустил болезнь, отказываясь от лечения, и 19 ноября умер.

Елизавета тяжело переживала смерть мужа. Вернуться в Петербург ей уже не было суждено. Сначала из-за обострения болезни врачи запрещали ей отправляться в путь. Весной 1826 года состояние улучшилось, и Елизавета с небольшой свитой отправилась в дорогу, но болезнь обострилась, и в небольшом городке Белёв императрица скончалась. Похоронили Елизавету Алексеевну рядом с мужем в Петропавловском соборе.

Вслед за Александром императрица Екатерина женила следующего внука, Константина. Для него «на выбор» из Саксена привезли трех принцесс. Как и в случае с Александром, выбирать ему не пришлось, бабушка уже сделала это за него. В результате принцесса Юлианна стала Анной Фёдоровной и женой Константина. Брак оказался крайне неудачным, и в марте 1820 года последовал развод.

Если с управлением государством Екатерина Великая справлялась прекрасно, то с обязанностями свахи для сына и внуков — как-то не очень. Не получалось у неё вершить то, что должно вершиться на небесах. Все три брака, созданные по её инициативе, оказались несчастливыми.

Была у неё еще и попытка выдать замуж внучку, великую княжну Александру. Для неё сосватали шведского короля Густава IV, который даже приехал в Россию, где уже начали готовиться к свадьбе. Но незадолго до помолвки король от женитьбы отказался, сославшись на неприемлемость для Швеции, что королева страны будет не лютеранкой, а православной.

Екатерине же гибкости в этом вопросе, как когда-то Петру I, не хватило. Но заложенный императрицей принцип, что российские принцессы, выходя замуж за иностранцев, остаются православными, действовал до самого 1917 года.

Дети Екатерины II Великой — законные и внебрачные

Вокруг исторических личностей, деятелей культуры, искусства и политики всегда собирается невероятное количество мифов, сплетен и слухов. Императрица российская Екатерина II не стала исключением. По разным сведениям дети Екатерины II были рождены от её законного мужа Петра III, фаворитов Григория Орлова и Потёмкина, а также советника Панина. Сейчас сложно сказать, что из слухов правда, а что вымысел, и сколько было детей у Екатерины II.

Дети Екатерины II и Петра III

Павел I

Анна Петровна

Княжна Анна появилась на свет 9(20) декабря 1757 года в Зимнем дворце в Санкт-Петербурге. Как и в случае с Павлом, императрица Елизавета тот час забрала малышку к себе в покои на воспитание, запретив родителям её посещение. В честь рождения девочки с Петропавловской крепости прогремел 101 выстрел около полуночи. Малышку назвали Анной в честь сестры императрицы Елизаветы, хотя Екатерина намеревалась назвать дочь Елизаветой. Крещение было проведено почти тайно: не было ни гостей и представителей иных держав, да и сама императрица зашла в церковь через боковую дверь.За рождение Анны оба родителя получили по 60 000 рублей, что очень обрадовало Петра и оскорбило Екатерину. Дети Екатерины II от Петра росли и воспитывались чужими людьми – нянями и учителями, что глубоко печалило будущую государыню, но полностью устраивало текущую.

Пётр сомневался в своём отцовстве и не скрывал этого, при дворе ходили слухи о том, что настоящим отцом был Станислав Понятовский – в будущем король Польши. Анна прожила чуть более года и после недолгой болезни скончалась. Для Екатерины II смерть дочери стала сильным ударом.

Внебрачные дети

Дети Екатерины II и Григория Орлова

Алексей Бобринский

Связь Екатерины II и Григория Орлова была довольно долгой, потому многие склоняются к идее о том, что императрица родила нескольких детей о графа. Тем не менее, сохранились сведения только об одном ребёнке – Алексее Бобринском. Неизвестно, были ли ещё дети у Орлова и Екатерины II, но Алексей является официальным отпрыском пары. Мальчик стал первым незаконнорожденным ребёнком будущей императрицы и появился на свет 11-12 (22) апреля 1762 года в Летнем Дворце в Санкт-Петербурге.

Другие дети Орлова и Екатерины II

В различных источниках можно найти упоминания о других детях императрицы и фаворита, но нет ни одного факта или документа, подтверждавшего их существование. Некоторые историки склоняются к версии о том, что у Екатерины II случилось несколько неудавшихся беременностей, иные говорят о мертворождённых детях или умерших в младенчестве. Также существует версия о болезни Григория Орлова и его неспособности к деторождению после неё. Однако граф, женившись, стал отцом повторно.

Дети Екатерины II и Григория Потёмкина

Другие незаконнорожденные дети Екатерины II

Доподлинно не известно сколько было детей у императрицы Екатерины II и как сложилась их судьба. Различные источники называют разное количество детей, упоминают разных отцов. По некоторым версиям союзу Екатерины с Потёмкиным, как и с Орловым, приписывались выкидыши и мертворождённые младенцы, однако свидетельств тому не сохранилось.

Ещё один миф о незаконнорожденном ребёнке царицы таится в Кексгольмской крепости. При Екатерине II, а также при Павле I там содержался тайный узник – Безымянный. Некоторые считают, что Безымянный – ребёнок Екатерины и Панина. Этот человек содержался под строгой охраной в пороховом погребе почти всю жизнь. Был освобождён императором Александром I, после чего, потерявший зрение и разум, жил в деревянном доме при крепости на пенсию, назначенную императором.

В этой истории есть только один факт – узник действительно существовал. Версий о том, кем был этот человек – множество.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector